Горькая победа Павла Нихимова


30 ноября 1853 года состоялось Синопское сражение, закончившееся бесспорной победой русских моряков. Оно вошло в историю как последняя крупная битва с участием парусных кораблей и первое масштабное сражение с участием пароходов. Турецкий Синоп стал местом самой знаменитой и самой крупной морской битвы в биографии адмирала Павла Нахимова и его лучших учеников – Владимира Истомина и Владимира Корнилова. Но для всей России эта победа обернулась крупными неприятностями. Именно битву в Синопской бухте союзники Турции – Англия и Франция – использовали как повод для своего вступления в войну, впоследствии названной Восточной, или Крымской.

Получив достоверные сведения о приходе турецких кораблей в Синоп, вице-адмирал Павел Нахимов принял решение атаковать их в этой базе, чтобы не допустить переброски десанта и оружия на Черноморское побережье Кавказа. 23 ноября эскадра Нахимова подошла вплотную к Синопу, но ввиду двойного перевеса турок в силе не стала завязывать боя, а осталась на внешнем рейде дожидаться подхода отряда контр-адмирала Федора Новосильского. Ему удалось привести с собой три линейных корабля и два фрегата, и теперь уже русские моряки имели перевес если не в судах, то в орудиях. При таком соотношении был шанс в результате дерзкой атаки застать турок врасплох и уничтожить их эскадру, и Павел Нахимов не замедлил им воспользоваться.

Синопский бой. И. Айвазовский. 1853

Тактическое преимущество оставалось за турецким флотом, корабли которого расположились в бухте Синопа полумесяцем, что давало им возможность эффективно обстреливать любого приближающегося противника. Чтобы не позволить турецкому адмиралу использовать преимущества своей позиции, вице-адмирал Нахимов решил атаковать противника двумя колоннами: это давало возможность быстрее войти в бухту и меньше времени оставаться под обстрелом врага. Кроме того, в нахимовском приказе были четко расписаны все действия эскадры, которой предстояло совершить почти самоубийственный маневр. Войдя в бухту Синопа, русские корабли должны были сблизиться с турецкими и, держа очень короткую дистанцию – не больше двух кабельтовых (порядка 370 м), встать на якорь и буквально вертеться вокруг него, все время держась бортом к противнику. Такая тактика позволяла русским морякам использовать все преимущество своего перевеса в артиллерии и лишить турок возможности расстрелять эскадру на подходе.

Погода в тот день тоже благоприятствовала русскому флоту: в косом дожде, который вскоре перешел в ливень, приближение нахимовской эскадры к Синопу на турецких кораблях заметили с опозданием. Две кильватерные колонны, правую из которых вел сам Нахимов, державший флаг на линкоре «Императрица Мария», а левую возглавлял контр-адмирал Новосильский на линкоре «Париж» (им командовал капитан I ранга Владимир Истомин), буквально ворвались на рейд и на полном ходу направились к вражеским судам. Первыми огонь открыли турки, но их пушки не смогли остановить русских моряков. На «Императрице Марии» был сбит весь рангоут, но она по инерции дошла до намеченной позиции, встала на якорь и принялась осыпать ядрами флагман эскадры – линкор «Ауни-Аллах», за полчаса вынудив его выйти из боя. Такими же темпами выводили из строя корабли противника и другие суда русской эскадры. При этом они еще успевали в трудные моменты прикрывать друг друга огнем или собственными корпусами, как о том и просил в своем приказе вице-адмирал Нахимов.

Начавшееся в половине первого пополудни сражение закончилось к пяти часам дня полным разгромом турецкой эскадры. Из 16 ее кораблей уцелел только один – пароход «Таиф», который добрался до Стамбула, принеся горькое известие о гибели флота Осман-паши. Остальные турецкие корабли выбросились на берег, были взорваны или потоплены. А корабли русской эскадры, наскоро поправив рангоут и такелаж, на следующий день двинулись в обратный путь к Севастополю и дошли до него своим ходом.

Командовавший турецкой эскадрой адмирал Осман-паша был взят в плен и вернулся на родину только три года спустя, после окончания Крымской войны, навсегда оставив в Севастополе свое личное оружие – палаш. Но судьба пленника была гораздо завиднее судьбы почти четырех тысяч турецких моряков и солдат десанта, погибших в ходе сражения. Русские потери: 37 убитых и 233 раненых.

По итогам сражения командовавший русской эскадрой вице-адмирал Павел Нахимов был награжден орденом Святого Георгия II степени, но столь очевидного повышения до адмирала все же не получил (поговаривали, из-за того, что фактически спровоцировал вступление Англии и Франции в войну). Зато звание контр-адмирала присвоили командиру «Парижа» Владимиру Истомину, да и многие другие офицеры, участвовавшие в сражении, получили повышения в чине. Матросам, участвовавшим в бою, было роздано 250 Георгиевских крестов. Далеко не всех отличившихся удалось наградить, поэтому по приказу Нахимова после вручения наград был зачитан список всех тех, кто был достоин знака отличия, но не получил его, уступив более достойным. А сама победа в Синопском сражении, как свидетельствовали современники, настолько воодушевила севастопольцев и моряков-черноморцев, что этого запала хватило на всю долгую первую оборону Севастополя, которая стоила жизни многим героям баталии у мыса Синоп, в том числе и троим адмиралам – Павлу Нахимову, Владимиру Истомину и Владимиру Корнилову.

По материалам, взятым из открытого доступа в сети Интернет