Последняя глава романа


В апреле 1954 года в журнале «Знамя» была опубликована подборка стихотворений под общим названием «Стихи из романа в прозе „Доктор Живаго“». Предваряя ее, автор писал, что стихи были обнаружены среди бумаг героя романа врача Юрия Андреевича Живаго. В публикацию вошли 10 (Март, Белая ночь, Весенняя распутица, Объяснение, Лето в городе, Ветер, Хмель, Свадьба, Разлука, Свидание) из 25 стихотворений, которые составили «последнюю, заключительную главу романа».

Весной 1956 года Б.Л. Пастернак предложил рукопись только что оконченного романа двум ведущим литературно-художественным журналам «Новый мир» и «Знамя» и альманаху «Литературная Москва».

Борис Леонидович Пастернак

Летом 1956 года, не надеясь на скорую публикацию романа в СССР, через журналиста Серджо Д’Анджело писатель передал копию рукописи итальянскому издателю Джанджакомо Фельтринелли.

Ответ из журнала «Новый мир» Пастернак получил в сентябре 1956 года: «Как люди, стоящие на позиции, прямо противоположной Вашей, мы, естественно, считаем, что о публикации Вашего романа на страницах журнала «Новый мир» не может быть и речи». И подписи: Б. Агапов, Б. Лавренёв, К. Федин, К. Симонов, А. Кривицкий

23 ноября 1957 года роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» поступил на полки книжных магазинов Италии. «Вопреки всем усилиям Кремля и итальянской компартии» он был издан в издательстве Фельтринелли в Милане на итальянском языке, за что издатель позднее был исключен из компартии Италии.

Рисуя широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Великой Отечественной войны, сквозь призму биографии доктора-поэта книга затрагивает тайну жизни и смерти, проблемы русской истории, интеллигенции и революции, христианства, еврейства.

Книга была негативно встречена советской официальной литературной средой и запрещена к изданию из-за неоднозначной позиции автора по отношению к Октябрьской революции 1917 года и последующей жизни страны.

23 октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Власти СССР во главе с Н.С. Хрущёвым восприняли это событие с негодованием, поскольку сочли роман антисоветским.

Из-за развернувшейся в СССР травли Пастернак вынужден был отказаться от получения премии. Лишь 9 декабря 1989 года Нобелевский диплом и медаль были вручены в Стокгольме сыну писателя Евгению Пастернаку.

Публикация романа и присуждение автору Нобелевской премии помимо травли привели к исключению Пастернака из Союза писателей СССР (восстановлен посмертно в 1987). Московская организация Союза писателей СССР, вслед за Правлением Союза писателей, требовала высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. В 1966 году Александр Галич написал стихотворение на смерть Пастернака, где есть такие строчки:

Мы не забудем этот смех,

И эту скуку!

Мы поименно вспомним всех,

Кто поднял руку!

Среди литераторов, требовавших высылки Пастернака из СССР, были Л.И. Ошанин, А.И. Безыменский, Б.A. Слуцкий, С.А. Баруздин, Б.Н. Полевой, К.М. Симонов и многие другие. Публично голос в защиту Пастернака не возвысил в тот момент никто. Однако участвовать в травле отказались и сочувствовали опальному поэту из писателей старшего поколения – Вениамин Каверин и Всеволод Иванов, из молодых литераторов – Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Булат Окуджава.

В СССР роман в течение трех десятилетий распространялся в самиздате и был опубликован только во времена Перестройки. В январе – апреле 1988 года «Новый мир» опубликовал авторский текст романа, предварив его предисловием Д.С. Лихачёва.

 

По материалам, взятым из открытого доступа в сети Интернет